Партнеры

Счетчики








"Академия Олимпия"

Альберт Эйнштейн

Примерно к середине "счастливых бернских лет" Альберт Эйнштейн опубликовал первые результаты своих физических исследований. Они заложили основу его научной славы. В течение предшествовавших трех лет он готовился к своей специальной научной работе, овладевая теорией познания. Важную роль при этом сыграл философский кружок, который он организовал вместе со своими двумя друзьями; одним из них был студент-философ Морис Соловин, а другим - его товарищ по учебе в Цюрихе Конрад Габихт. Кружок получил наименование "Академия Олимпия" - сочетание названия классического места проведения мирных соревнований с шутливым подражанием ученым обществам.

В предисловии к изданию своей переписки с Эйнштейном Соловин перечислил список трудов, совместно изучавшихся на заседаниях "Академии". После книги Карла Пирсона "Грамматика науки" члены кружка читали основное философское сочинение Эрнста Маха "Анализ ощущений", а также его "Механику", которую Эйнштейн проработал, еще будучи студентом в Цюрихе. Затем следовали: "Логика" Джона Стюарта Милля, "Трактат о человеческой природе" Давида Юма, "Этика" Спинозы, "Доклады и речи" Гельмгольца, отдельные разделы из объемистого естественнонаучного сочинения Ампера, знаменитое исследование Бернгарда Римана "О гипотезах, лежащих в основании геометрии", некоторые главы из "Критики чистого опыта" Рихарда Авенариуса, математические работы Клиффорда и Дедекинда и, наконец, книга Анри Пуанкаре "Наука и гипотеза" - сочинение, которое произвело на друзей глубокое впечатление и изучению которого они посвятили несколько недель.

Соловин описал обычный характер занятий в "Академии": "Прочитывалась одна страница, иногда только полстраницы, а порой только одна фраза, после чего следовало обсуждение, которое, если вопросы были важными, могло затянуться на много дней. Так, например, дискуссия по поводу юмовской критики понятий субстанции и причинности продолжалась несколько недель".

"Академия Олимпия" закончила свою деятельность осенью 1905 года - после более чем трехлетнего существования. Габихт покинул Берн, а Соловин переехал во Францию, чтобы там завершить свое образование. Так прекратились встречи, во время которых была проведена обширная и основательная работа по философскому самоопределению.

При внимательном просмотре списка литературы, приведенного Соловином, становится ясно, что Эйнштейн и его друзья читали в первую очередь труды таких естествоиспытателей и философов, которых обычно называют субъективными идеалистами. Многие из них были позднее подвергнуты критике в книге "Материализм и эмпириокритицизм", где Ленин заклеймил их как философских реакционеров. К ним относились, например, Авенариус, Юм, Мах, Милль, Пирсон и Пуанкаре.

То обстоятельство, что произведения мыслителей-идеалистов и вообще философские сочинения оказали такое сильное влияние на естественнонаучные воззрения Эйнштейна и на развитие его исследовательской работы, приводит нас к фундаментальному вопросу о взаимосвязи философии и естествознания.

История естественных наук учит, что не существует и никогда не существовало естествознания, которое не опиралось бы на философские положения; в то же время она показывает, что естествоиспытатели прошлого лишь в редких случаях придерживались определенной философской системы. Как правило, они отказывались причислять себя к какой-либо философской школе. Не хотел этого делать и Эйнштейн. Он придерживался мнения, что естествоиспытатель не может себе позволить так далеко заходить в своем стремлении к теоретико-познавательной систематизации, как это делает философ-профессионал, даже если ему будет грозить опасность показаться "своего рода беззастенчивым оппортунистом".

Понятно, что при таком умонастроении для Эйнштейна могли представлять ценность даже философы-идеалисты. Его интересовали не столько их в большей или меньшей степени ошибочные ответы, сколько те вопросы, которые они ставили и которые помогали ему преодолевать возникавшие гносеологические затруднения. Как и любой естествоиспытатель, Эйнштейн придерживался естественнонаучного материализма, укреплению которого в немалой степени способствовало юношеское чтение материалистических сочинений. Поэтому и при изучении идеалистических систем у Эйнштейна возникали идеи, приводившие к ценным научным результатам.

Здесь, на примере теоретического естествознания, замечательным образом подтверждается положение, которое было высказано Лениным в 1908 году в его письме к Максиму Горькому: "даже из идеалистической философии можно почерпнуть воззрения, которые ведут к важным, служащим прогрессу человечества, и, следовательно, в конечном счете материалистическим выводам".

Фридрих Гернек, 1984 год