Партнеры

Счетчики








Избрание в Берлинскую академию наук

Альберт Эйнштейн

10 июля 1913 года на заседании всех отделений Королевской прусской академии наук Эйнштейн сорока четырьмя голосами против двух был избран ее постоянным действительным членом. В своей рекомендации Макс Планк, Вальтер Нернст, Генрих Рубенс и Эмиль Варбург писали: "Нижеподписавшиеся полностью отдают себе отчет в том, что их предложение - избрать в действительные члены академии столь молодого по возрасту ученого - является необычным. Однако они полагают, что оно не только оправдано необычными обстоятельствами, но и что интересы самой академии прямо требуют использовать представляющуюся возможность включить в ее ряды такой исключительный талант. И хотя они, естественно, не могут поручиться за будущее, они все же с полной убежденностью утверждают, что уже имеющиеся на сегодня научные достижения кандидата... полностью оправдывают его избрание в высшее научное учреждение страны. Они также уверены в том, что вступление Эйнштейна в Берлинскую академию наук будет расценено физиками всего мира как особенно ценное приобретение для академии".

Избрание было утверждено 12 ноября 1913 года. 7 декабря 1913 года Эйнштейн писал из Цюриха Берлинской академии наук: "Я выражаю сердечную благодарность за избрание меня действительным членом Вашей организации и сообщаю, что принимаю это избрание. Не в меньшей степени я благодарен Вам за то, что Вы предлагаете мне такую должность, занимая которую, я смогу посвятить себя научной работе, будучи свободным от каких-либо служебных обязанностей. Когда я думаю о том, что каждый рабочий день убеждает меня в несостоятельности моего мышления, я лишь с известной робостью могу принять высокое отличие, которым Вы намерены меня удостоить. И если я все же его принимаю, меня побуждает к этому мысль, что от человека нельзя ожидать ничего иного, кроме того, чтобы все свои силы он посвятил благому делу, а к этому я действительно чувствую себя способным".

Принятие должности в Берлине означало для Эйнштейна немалый конфликт с его совестью. Намерение переселиться в прусскую столицу, эту цитадель немецкого империализма и милитаризма, представлялось ему почти изменой своим политическим и нравственным убеждениям. Еще гимназистом покинул он свою родину, отказавшись от вюртембергского гражданства, поскольку не желал иметь ничего общего с основанным на верноподданнических чувствах немецким государством с его муштрой и солдатчиной. И вот теперь он должен будет обосноваться в столице прусско-немецкого милитаризма в качестве чиновника королевско-прусского учреждения?

Разумеется, условия, которые были предоставлены ученому, были исключительно благоприятны для продолжения его научной работы. Не будучи связан никакими служебными обязанностями, он мог полностью отдаться исследованиям в области теоретической физики. Как "читающий лекции академик" он обладал всеми правами ординарного профессора Берлинского университета, не имея при этом обязательной педагогической нагрузки. Руководство Физическим институтом, созданном при "Обществе содействия наукам имени императора Вильгельма", означало для него выполнение некоторых чисто формальных обязанностей, поскольку этот институт существовал пока еще только на бумаге. Он открылся лишь спустя много времени после того, как Эйнштейн снова покинул Берлин.

Незадолго до переезда в Берлин Эйнштейн сказал одному из своих швейцарских друзей: "Берлинские господа спекулируют на мне, как если бы я был курицей-несушкой, получившей медаль на выставке; но я не уверен, смогу ли я еще нести яйца". Очень скоро выяснилось, что эти сомнения были необоснованными. И хотя юношеский период бурного творчества, которым было отмечено его пребывание в Берне, остался в прошлом, все же за одни только военные годы 1914-1918 Эйнштейн опубликовал более 30 специальных научных исследований, включая работу "Основы общей теории относительности", которую сам он по праву расценивал как высшее достижение своих теоретических размышлений.

В начале апреля 1914 года Альберт Эйнштейн прибыл в Берлин. Теперь он стал полноправным членом основанной Лейбницем академии наук, а вскоре приступил также к преподавательской работе в созданном Вильгельмом фон Гумбольдтом университете - крупнейшем и наиболее значительном высшем учебном заведении Германии. Здесь он читал лекции по проблемам статистической термодинамики и квантовой теории, но в первую очередь - по теории относительности. Вместе со своими коллегами-физиками он проводил также семинары и групповые занятия. Особой популярностью пользовались в двадцатых годах его лекции по различным вопросам теоретической физики, а также его отдельные доклады, обычно читавшиеся в большой аудитории восточного крыла главного здания университета.

В Берлине Эйнштейн нашел наконец такой род деятельности, который вполне отвечал его склонностям и в котором он находил полное удовлетворение. Он отнюдь не испытывал чистой радости от систематических лекций по общему курсу физики, которые он был вынужден читать, будучи профессором в Цюрихе или Праге. Там ему приходилось заниматься и такими вопросами, которые лежали вне сферы его исследовательских интересов. Эти принудительные обязанности теперь отпали.

В то время Берлин являлся крупнейшим центром естественных наук. Наряду с органической химией, в которой ведущую роль играл первый немецкий лауреат Нобелевской премии по химии Эмиль Фишер, и физической химией, которой занимались Нернст и Хабер, физика находилась там на особо почетном месте. Макс Планк, Генрих Рубенс и другие успешно продолжали и развивали великие традиции берлинской физики, заложенные в 19 веке такими учеными, как Магнус, Дове, Поггендорф, Клаузиус, Гельмгольц, Кирхгоф, Кундт и Эмиль Варбург. Выдающиеся специалисты работали в то время в Берлинском университете, в Высшем техническом училище в Шарлоттенбурге, в Имперском физико-техническом институте, в институтах Общества императора Вильгельма и в исследовательских и промышленных лабораториях больших электрических концернов. Ареной научных дискуссий берлинских физиков был "физический коллоквиум", которым вначале руководил Рубенс, а позднее фон Лауэ. В течение учебного сезона этот коллоквиум собирался еженедельно по средам в Физическом институте университета на Рейхстагуфер. Там присутствовали почти все сколько-нибудь значительные и именитые физики и физико-химики, работавшие в Берлине. Эйнштейн сразу же начал принимать участие в обсуждениях, а иногда выступал также с собственными докладами.

Фридрих Гернек, 1984 год