Партнеры

Счетчики








Радикальный демократ и "социалист по симпатиям"

Альберт Эйнштейн

По своим политическим убеждениям Эйнштейн принадлежал к левому крылу демократической немецкой буржуазии. Он был непримиримым противником вильгельмовской монархии. С воодушевлением приветствовал он военное и политическое крушение империалистической и кайзеровской Германии и установление немецкой республики. 11 ноября 1918 года он писал своей матери в Швейцарию, что лишь теперь он стал привольно чувствовать себя в Берлине. Военное поражение привело к чуду. Коллеги относились к нему как к "архисоциалисту".

В то время Эйнштейн был близок по устремлениям к независимым социал-демократам. Политические противники считали его даже членом независимой социал-демократической партии. Это, конечно, было неверно: согласно его собственному свидетельству, он никогда не вступал в члены какой-либо политической партии. Однако сообщения о том, что Эйнштейн посещал в ноябре 1918 года собрания "независимых" и выступал на них, представляются вполне правдоподобными.

Отвращение Эйнштейна к немецко-прусской реакции снова отчетливо проявилось весной 1920 года. Так, Эйнштейн ликовал по поводу нового поражения реакции, когда в середине марта единодушное и энергичное выступление рабочего класса привело к провалу путча Каппа. 18 марта он пишет Лоренцу следующее: "Мы радуемся тому, что недавний реакционный путч потерпел такое жалкое поражение. Под властью этих людей жизнь стала бы невыносимой".

А через несколько недель Эйнштейн сообщает Эренфесту: "Внешне здесь снова воцарилось спокойствие. Однако зияют необычайно острые противоречия. Военный произвол и вызываемое им ожесточение. В городе страшная нужда и голод. Детская смертность ужасающая. Никто не знает, куда ведет наш политический курс. Государство дошло до состояния полного бессилия".

Эйнштейн был потрясен и возмущен подлым убийством двух умеренных политиков демократического лагеря - Матиаса Эрцбергера и Вальтера Ратенау. Будучи страстным демократом, он сам находился в опасности. 6 июля 1922 года он писал из Киля Планку о том, что его с разных сторон предупреждают, чтобы в течение ближайшего времени он не оставался в Берлине и в особенности чтобы он воздерживался от каких-либо публичных выступлений на территории Германии, ибо принадлежит к группе лиц, "против которых со стороны народа готовятся покушения". Спустя десять дней он сообщает из Берлина своему другу Соловину: "Со времени гнусного убийства Ратенау здесь настали неспокойные времена. Меня все время предостерегают, я перестал читать лекции и официально считаюсь в отъезде, хотя на самом деле нахожусь здесь. Антисемитизм очень силен".

Под впечатлением этих событий и в связи с ростом в Веймарской республике антидемократических и националистических тенденций усиливаются симпатии Эйнштейна к социализму. С начала двадцатых годов появляется много воззваний и заявлений политического и гуманистического содержания, которые он подписал совместно с такими социалистическими и левобуржуазными политиками и деятелями культуры, как Клара Цеткин, Адольф Гофман, Кэте Кольвиц, Александр Моисси, Георг Гросс, Генрих Манн и Арнольд Цвейг. Эйнштейн был одним из первых и активнейших членов основанного в 1923 году "Общества друзей новой России" - организации, которая поставила своей задачей достижение взаимопонимания между немецким народом и народами Советского Союза и содействие развитию культурных связей между обеими странами. Сохранились фотографии, сделанные во время различных мероприятий этого общества, где Эйнштейн запечатлен рядом с советскими политическими деятелями, в частности с народным комиссаром А.В.Луначарским, и с советскими учеными, например с минералогом и геохимиком А.Е.Ферсманом.

Во время одной из таких встреч Эйнштейн сказал Луначарскому, что он восхищается социалистическим строительством в Советской стране. С точки зрения физика, это строительство представляет собой огромного масштаба эксперимент, проводимый в исключительно неблагоприятных условиях. Успех такого эксперимента явится несомненным доказательством правильности предпосылок, из которых при этом исходили. В другом случае он также одобрительно отозвался о строительстве социализма в Советском Союзе, назвав его "грандиозным опытом".

Альберт Эйнштейн питал особую симпатию к русскому народу. В двадцатые годы, находясь в Берлине, он много общался с представителями советской интеллигенции, в том числе и с коммунистами. Он содействовал организации "Красная помощь", которая была создана Коммунистической партией Германии и целью которой являлась поддержка членов рабочих партий, находящихся в заключении по политическим мотивам, и их родственников. О том, с каким уважением относились к прогрессивному ученому коммунисты и социалисты, говорит тот факт, что его пригласили читать лекции в "Марксистской рабочей школе". В 1931 году в помещении школы, находившейся в северной части Берлина, Эйнштейн разъяснял ее слушателям основные идеи своей теории относительности и вступал с ними в откровенные беседы, не избегая при этом философских и политических проблем.

По своим радикально-демократическим взглядам Эйнштейн далеко опередил всех своих берлинских коллег. Действительно, большинству из них он должен был казаться "архисоциалистом". Характерно, что Макс Планк, высоко ценивший создателя теории относительности как ученого и человека, еще весной 1933 года - в разгар политических дискуссий вокруг "дела Эйнштейна" - писал в одном из своих писем, что в политическом отношении между ним и Эйнштейном пролегает бездонная пропасть.

Из-за страстного сочувствия борьбе угнетенных и эксплуатируемых масс, а также из-за его антифашистских и антимилитаристских взглядов Эйнштейна нередко - и не только его политические враги - считали коммунистом. Действительно, по своим общественным и политическим воззрениям он имел много общего с революционными марксистами. Он солидаризировался с ними в стремлении к созданию справедливого общественного порядка, где были бы устранены нужда и бедность, в борьбе против национализма, фашизма, милитаризации и империалистической войны, в борьбе за взаимопонимание между народами и за длительный мир во всем мире. Однако он не мог принять основное требование учения Маркса - требование диктатуры пролетариата.

Всеми своими силами Эйнштейн хотел служить миру и "чистой человечности". Происхождение, воспитание и окружение мешали ему (как и многим другим ученым и художникам, вышедшим из буржуазной среды) понять, что из-за сопротивления господствующего класса эксплуататоров социализм, к которому он стремился, может быть осуществлен только путем установления революционной власти рабочих и крестьян.

Таким образом, несмотря на свои явно выраженные "красные" склонности, он по своим политическим взглядам оставался радикальным левобуржуазным демократом или - как справедливо заметил один из его товарищей по студенческим годам в Цюрихе - "типичным социалистом по симпатиям".

Фридрих Гернек, 1984 год