Партнеры

Счетчики








О разговорах вообще и о детях в частности

Ишкушштвенный интеллект

Что отличает диалог двух влюбленных? Одни скажут, что частое склонение слова "любовь", и очень ошибутся. Значительно ближе к истине будет "частые придыхания". Действительно, тут и адреналин, и все прочее. Правы же будут те, кто к придыханию добавит ключевую характеристику такого диалога: бессвязность. Не будут они обсуждать вопросы штопки чулок или даже создания "гнездышка" - это уже брачный практицизм или ловеласовское вероломство. Они на связный диалог неспособны, поскольку в головах у них одно многозначное "Ах!".

Так и подмывает сделать научный вклад в мировую литературу: "Отличительными признаками диалога влюбленных являются: рыхлый синтаксис, могучая семантика и полное отсутствие прагматики". Удерживает от научного вложения лишь сознание того, как за это сильно будут ругать. А всего труднее смоделировать детский диалог. И объяснение вполне математическое - их мир богаче, даже чем у влюбленных. Больших успехов мы достигли бы в кибернетике, если бы не было детей!

- Мама сказала, что когда я стану большой - она станет маленькой.

- Тогда я дождусь, когда мы будем с мамой одинаковыми, и с ней поженюсь. А папу в сыночки возьму. И с ним вместе играть буду, а мама будет нашей дочкой.

- А я кашу не ем - я умирать не хочу. С каши быстро растут.

- А я, когда пью молоко - пенка в пятку убегает.

- А я, когда снова стану совсем маленьким, в гости к муравьям схожу. У них интереснее, чем в песочнике играть. Мне Колян рассказывал - он успел побывать в муравейнике в этот раз, но давно.

Ходили по Массачусетскому Технологическому Институту (MIT) два несносных вундеркинда-кибернетика Карл Хьюитт и Терри Виноград. Несноснее Карла в MIT был разве что Терри, и наоборот. И ничего, MIT и не такое видал. Ни один Нобелевский лауреат от этого не пострадал. Кстати, говорят, что, кроме MIT, Нобелевские лауреаты водятся иногда и в других местах. Короче, детские диалоги Карла и Терри были малопонятны окружающим лауреатам и кончились тем, что Карл (в 23 года) прославился созданием языка PLANNER, ставшего классикой искусственного интеллекта, а Терри - один из основоположников в сфере понимания естественного языка компьютером. Оба увлекались игрой в кубики.

Есть анекдот. Посмотрел один мужик на старости лет "Гамлета", а потом и говорит: "Пьеса-то может и неплохая, да только состоит из одних цитат". Давно "цитатами" из PLANNER стали "поиск по образцу", "бэктрекинг", "демоны". Поиск по образцу проще проиллюстрировать на кубиках. Есть Вася и кубики. Вася захотел узнать, правду ли говорят, что кубик А выше кубика C. Но как всякий очень умный мальчик - он близорук и может разглядеть только два соприкасающихся кубика. Но он компенсирует это логическими рассуждениями. Есть три правила, которые можно выбирать по образцам.


  кубики         логика
    [A]      1) кубик X выше кубика Y,
    [B]         если X стоит на Y
    [C]
  __[D]__    2) кубик X выше кубика Y,
                если Х стоит на Z и
                доказать, что Z выше Y

             3) кубик Х всех выше,
                если нет Y на Х

Подходят первые два образца. Вася берет первый, но попадает в тупик, поскольку неправда, что А стоит на С. Вася совершает бэктрекинг, то есть говорит, что прежнее не в счет. И берет второе правило, которое подходит при условии, что в качестве Z он возьмет кубик B и докажет, что B выше C. А это просто доказать, если по этому же образцу теперь уже выбрать первое правило. Вот и все. А демоны здесь добрые. Добрее "слуг" (которые тоже есть в PLANNER). Слуге надо сказать "На помощь!", иначе, помирай - не подойдет, а Демон - он инициативный, сам догадывается, когда требуется его помощь.

Кроме кубиков, Терри использовал PLANNER в своих системах понимания естественного языка. В чем и преуспел. У нас успешно занимался похожими играми Тыугу (Приз, Утопист), но позже и старше. Да и нашим достижением считать это нельзя, поскольку Эстония была оккупирована. А еще разговорами с компьютером занимался Попов. А еще многие другие, о ком мало известно, поскольку больше, чем с компьютером, они диаложествовали с редакциями и издательствами. А когда, наконец, вместе со всем советским народом добились гласности, эти журналы и сборники умерли естественной смертью.

Некоторые считают, что главное в диалоге - это говорение. Предположение наивное и примитивное, поскольку диалог - понятие растяжимое. Но спорить об этом неинтересно. Па-де-де - тоже некий тет-а-тет - ну и что? Да и после книжки Горелова про разговор с компьютером трудно что-либо добавить. Вышибите своему компьютеру пару передних микросхем, и он будет шепелявить и путаться, как настоящий большой ученый (как "ештештвенный ентилехт").

А.Е.Соловьев, soloviev.nevod.ru, 1994 год