Партнеры

Счетчики








"Обычные" сновидения

Тайна сна

Когда мы говорим о сновидениях, мы прежде всего имеем в виду присутствие в них необычных и фантастических картин. Мы встречаем в сновидениях людей, которые давно умерли. Мы попадаем в дальние страны. Мы разговариваем с животными и становимся обладателями разных чудесных способностей, совершенно невозможных в нормальном бодрствовании. Если бы кто-нибудь рассказал о подобных переживаниях в состоянии бодрствования, мы усомнились бы в его вменяемости.

Давайте начнем с более точного описания важнейших характеристик сновидения. Во время сновидения субъект обычно ощущает себя как бы находящимся в быстро меняющейся обстановке, хотя иногда могут быть и более плавные изменения. Появляются события и люди из прошлого. Очевидные пространственно-временные закономерности отсутствуют.

Другая важная черта сновидений - это способность удерживать внимание. Оно захватывается определенными событиями или объектами, от которых невозможно освободиться; мы не можем заставить наше мышление переключиться на что-то другое. Американский исследователь сна Аллен Рехтшаффен сделал парадоксальное, но верное наблюдение, что в сновидениях отсутствуют элементы воображения. Когда мы видим сны, сознание не блуждает, как в бодрствовании. Сновиденческая продукция заполняет весь сон, и нет места прочим мечтаниям. Такая "однонаправленность" сновидений и является причиной того особого ощущения, что сновидения происходят в их собственном, полностью замкнутом мире. Хотя в сновидении могут появляться и другие персонажи, однако возникает ощущение полного одиночества и нет возможности поделиться чувствами с кем-то другим. Мы чувствуем себя полностью зажатыми нашими собственными ощущениями, не в силах ни реагировать, ни оценивать их. В результате даже самые невероятные события в сновидениях воспринимаются без всякого удивления и никогда не возникает возмущения или протеста: "Но ведь это невозможно!"

Следующий отчет о сновидении, взятый из древнего китайского текста, является поразительной иллюстрацией парадоксальной замкнутости мира сновидений: "Однажды я, Хун Цзу, видел сон, будто я мотылек и порхаю везде где хочу. Как мотылек я следовал всем своим прихотям и не чувствовал, что я человек. Внезапно я проснулся и не мог понять, то ли я человек, которому снится, что он стал мотыльком, то ли я мотылек, которому снится, что он стал человеком".

Вообще говоря, мир сновидений исчезает с пробуждением, оставляя обычно лишь смутное воспоминание. Часто по утрам еще помнится, что снился сон, но уже невозможно вспомнить, о чем он был. Если иметь в виду, что 1-2 часа каждую ночь проходят в парадоксальном сне, когда часто возникают сновидения, то еще более замечательной покажется эта способность сновидения быстро забываться. Если что-то разбудит нас сразу после сновидения и возникшая во сне картина еще ясно сохранилась в мозгу, то все равно обнаруживается, что эту картину трудно передать словами, и попытки в этом направлении редко бывают удовлетворительными. Если даже удается правильно передать содержание того, что произошло в сновидении, то все равно недостижимо мысленно восстановить особую атмосферу сновидения и передать ее другому лицу. Как сказал швейцарский поэт Карл Шпиттелер (современник Ницше): "Сновидения нельзя пересказать; они улетучиваются, когда рациональный разум пытается облечь их в слова".

На что же похоже нормальное сновидение? Что снится обычному "человеку с улицы"? Ницше ошибался, когда писал: "Либо у нас вообще нет сновидений, либо наши сны должны быть интересны". В большинстве случаев сны банальны и неинтересны. Обширные исследования, выполненные американскими учеными Холлом, Ван де Кастлом и Снайдером, подтвердили это заключение. Холл проанализировал домашние отчеты о сновидениях у тысячи человек; Снайдер изучил отчеты 650 человек, которых будили в стадии парадоксального сна в лаборатории. Анализ этого замечательного по объему материала показал, что только небольшой процент содержит странные и фантастические элементы, которые обычно ассоциируются со сновидениями. Ясно, что такие нетипичные сновидения застревают в нашей памяти, тогда как обычные благополучно забываются. В этих исследованиях выявились и другие интересные результаты: всегда имеется хотя бы один член семьи, который фигурирует почти во всех сновидениях. Приблизительно в трети сновидений эти персонажи или же сам спящий активны: они разговаривают, слушают, смотрят; в другой трети персонажи сновидений передвигаются пешком или с помощью какого-либо транспортного средства. Физическая активность не требует больших усилий, как в бодрствовании, все происходит как бы само собой. Другим отличием от бодрствования служит то, что ежедневная рутина, такая как работа по дому (уборка, починка чего-нибудь) и конторская работа (например, машинопись), редко фигурирует во сне. Содержание сновидений скорее негативное, чем позитивное. Поражения и неудачи, к сожалению, чаще случаются в сновидениях, чем удовлетворение и успех, а столкновения с жестокостью и агрессивностью возникают чаще, чем дружеские контакты. Но даже если в сновидениях происходят очень волнующие события, сопровождающие их эмоции сильно притушены, их интенсивность никак не соответствует драматизму ситуации. Тем не менее более одной трети отчетов о сновидениях содержит эмоции страха и тревоги, тогда как положительные эмоции более редки.

Дети часто просыпаются от кошмарных видений и с трудом засыпают после этого. Как мы уже видели, они больше времени, чем взрослые, проводят в парадоксальном сне. Что снится детям? Этот интересный, но сложный вопрос был изучен Дэвидом Фулкесом, американским специалистом в области сна и сновидений, который систематически собирал и изучал сновидения детей различных возрастных групп. Особенно трудно получить внятные отчеты о сновидениях от маленьких детей. Одна из проблем - это то, что опрашивающий не всегда уверен в том, что ребенок может отличить свое сновидение от мышления в бодрствовании. Кроме того, общее затруднение при попытке передать сновидение словами здесь усложняется еще и недостаточным словарным запасом ребенка.

Младшая группа, изученная Фулкесом, состояла из детей двух-трех лет. Как правило, эти дети способны давать лишь короткие отчеты о своих сновидениях, в которых мало действия и эмоций. Им часто снится, как они играют в привычном окружении, и сны о животных. Группа 5-6-летних детей уже была способна давать вдвое более длинные отчеты о сновидениях. В их отчетах о сновидениях больше движения и другой активности; люди, которые там появляются, по большей части члены семьи или друзья. Однако сами спящие играют на удивление пассивную роль. Интересный феномен в этой возрастной группе: у мальчиков и девочек отмечается различный характер сновидений: девочкам чаще снятся дружеские встречи, приятные чувства и "счастливые концы", в то время как мальчикам - по большей части неприятные темы и конфликты. Среди 7-8-летних детей эти различия уже не выявлялись.

Первоклассники и второклассники сами чаще играют ведущие роли в своих сновидениях по сравнению с младшими возрастными группами. В сновидениях 9-12-летних детей (предподростковый возраст) действие обычно происходит дома, на улице или в школе. Персонажи сновидений - обычно члены семьи или товарищи по играм, за тем исключением, что мальчикам часто снятся незнакомцы мужского пола. Приятные эмоции присутствуют чаще, чем в младших группах. У старших мальчиков агрессивный характер сновидений отмечается в 2 раза чаще, чем у девочек. Среди подростков (13-15 лет), особенно мальчиков, приятно окрашенные сновидения становятся все более редкими, а фактические элементы появляются чаще. Члены семьи также появляются реже.

Общее заключение, которое можно сделать на основании этих исследований, состоит в том, что, вопреки распространенному мнению, большинство детских снов не содержит элементов беспокойства или страха. У подростков изменения в сновидениях отражают стадии развития познавательных способностей на фоне ситуаций, связанных с реальной жизнью: домашним окружением, школой и формированием личностной и половой идентификации.

Александр А. Борбели, 1989 год