Партнеры

Счетчики








Сновидения - смысл или бессмыслица?

Тайна сна

Являются ли сновидения просто иллюзиями или же они отражают какие-то значимые ассоциации идей? С тех пор как философы начали размышлять на эту тему, всегда существовали приверженцы обеих точек зрения. Следующая фраза из "Республики" Платона вполне могла бы принадлежать Зигмунду Фрейду: "...фактически у каждого из нас, даже у тех, кто пользуется наибольшим уважением, есть ужасные, злые и противозаконные желания, которые проявляются в сновидениях". Аристотель, напротив, видел в сновидениях лишь остатки чувственных впечатлений, возникающих случайно, как "такие завихрения, которые часто можно видеть на реке... то с неизменным рисунком, а то они разделяются и образуют новые формы, сталкиваясь с каким-либо препятствием".

В этом отрывке Аристотель предлагает теорию, объясняющую природу сновидений, которая сделала бы честь позитивистам 19 века. Научная школа психологии прошлого века проявляла очень мало интереса к изучению сновидений. Немецкий ученый и философ Фехнер пренебрежительно писал, что "в сновидении психологическая активность как бы перемещается из мозга разумного человека в мозг дурака". Сновидения рассматривались как последствия чувственных впечатлений, полученных в бодрствовании, и как результат изменений позы тела во время сна. Причудливый характер картин в сновидении рассматривался как результат редукции психической активности во сне; по Мори, это проявляется "в целом наборе признаков деградации интеллектуальных и умственных способностей". Необходимо сказать о том, что подобные рассуждения вели к постановке конкретных экспериментов, в которых изучалось влияние сенсорных стимулов на сновидения, но истолкования результатов часто были неадекватными. Любопытно сегодня читать описание опытов Мори, сделанное Фрейдом: 1. Прикоснулись пером к его губам и кончику носа - ему приснилась страшная пытка; 2. Провели ножницами по плоскогубцам - он услышал перезвон колоколов, затем сигнал тревоги, и он вновь ощутил возвращение июньских дней революции 1848 года...; 3. Капнули водой ему на лоб - он был в Италии, сильно вспотел и пил белое вино.

В последние несколько лет ученые разработали новые подходы к нейропсихологии для объяснения сновидений. По одной гипотезе внешние сенсорные стимулы не играют главную роль; скорее, состояние сновидений обусловливается активностью самого мозга. Два американских психиатра, изучающие сон, Роберт Мак-Карли и Аллен Хобсон, показали, что появление и резкая смена сновидений во время парадоксального сна вызываются активацией нейронных сетей, связанных со зрением и движением глаз. В соответствии с их точкой зрения ощущение движения в сновидениях возникает вследствие возбуждения двигательных областей мозга, в то время как эмоциональные компоненты и воспоминания о прошлом связаны с другими отделами переднего мозга. Странный, причудливый характер картин в сновидениях проистекает из-за одновременной активации различных систем, когда мозг получает противоречивую информацию. Сновидения в целом рассматриваются как результат синтеза этих различных элементов. К сожалению, эту гипотезу трудно проверить в экспериментах; кроме того, эта теория рассматривает только те сновидения, которые возникают в парадоксальном сне. Подобные нейробиологические теории обычно рассматривают сновидения как, в общем-то, несущественные эпифеномены активности нервной системы. Все, что может дать анализ сновидений, как бы говорят авторы теорий, - это некоторая информация о том, как работает мозг.

Еще ранние авторы предпринимали попытки объяснить природу сновидений в терминах физических процессов. Например, немецкий философ Иммануил Кант наделял сновидения важной биологической функцией, видя в них "естественную регуляцию", которая не только имеет определенную цель, но, возможно, оказывает даже некий "целебный" эффект: "Теперь, таким же образом, я хочу спросить, не являются ли сновидения (которые всегда присутствуют в нашем сне, хотя мы редко помним, что именно нам снилось) естественной регуляцией, предназначенной для определенных целей. Ибо когда все телесные мышечные силы расслаблены, сновидения служат цели внутренней стимуляции жизненно важных органов путем воображения и высокой активности, которая его сопровождает, активности, которая в этом состоянии возникает главным образом от психофизической ажитации. Вот почему воображение обычно более активно работает во сне у тех, кто ложится спать с полным желудком, когда такая стимуляция наиболее необходима. Однако я бы сделал заключение, что без внутренней стимулирующей силы и утомляющего беспокойства, что является причиной жалоб на сон, который на самом деле обладает, возможно, целебными свойствами, долгий сон даже у здорового организма мог бы привести к полному истощению жизненной силы".

Но давайте вернемся в наши дни. Исследовательская группа из Цюрихского университета, состоящая из семейной пары Дитриха Лемана и Марты Кукку, предложила теоретическую модель сновидений, которая предполагает, что во время сна происходит комбинация идей и стратегий мышления, возникших в детстве, с недавно приобретенной существенной информацией. Сновидения рассматриваются как результат пересортировки и пересмотра данных, хранящихся в памяти. Однако, с точки зрения этих авторов, сновидения представляют собой не случайный, а значимый процесс. Эта теория сновидений в определенной степени опирается на гипотезу Жуве о том, что в парадоксальном сне генетически детерминированная информация (то есть врожденное, инстинктивное поведение) связывается с недавно приобретенной информацией (сенсорная информация, приобретенное поведение, обучение). Позже мы вернемся к этой гипотезе, которая относится главным образом к парадоксальному сну, а не к сновидениям.

Недавно молекулярные биологи Фрэнсис Крик и Грэм Митчисон предложили совсем иную гипотезу для объяснения природы сновидений в парадоксальном сне. Они предположили, что сновидения в парадоксальном сне отражают деятельность "механизма стирания, очистки памяти" в мозге, который устраняет "паразитные" виды поведения и ненужные реакции, формирующиеся во время бодрствования. "Мы видим сны, чтобы забыть", - пишут авторы. Они называют этот процесс "обучением наоборот" или "разучением"; с его помощью происходит устранение ненужной информации в мозге. Эта теория вновь рассматривает сновидения как биологически полезный процесс, один из тех, которые поддерживают функциональную эффективность нервной системы; однако содержательная сторона сновидений, как они ее рассматривают, представляет собой лишь случайный результат, который не поддается достоверному истолкованию. Как и другие теории, о которых уже говорилось, эту гипотезу так же трудно подтвердить или опровергнуть экспериментально.

Если предположить, что сновидения выполняют какую-то фундаментальную биологическую роль, то необходимо показать, что они являются необходимым и обязательным процессом. Дофрейдовский психолог Роберт высказал это таким образом: "Человек, лишенный способности видеть сновидения, через некоторое время впадает в безумие, ибо масса несформировавшихся, обрывочных мыслей и поверхностных впечатлений будет накапливаться у него в мозгу и подавлять те мысли, которые должны целиком сохраняться в памяти".

Когда Демент в 1960 году сообщил, что лишение испытуемого сновидений приводит к психическим нарушениям, врачи и ученые восприняли это открытие без удивления. Его исследование казалось скорее подтверждением того, что уже и так в течение долгого времени рассматривалось как истина. Связь между парадоксальным сном и психическим здоровьем казалась настолько очевидной, что какие бы то ни было опровержения попросту не воспринимались даже тогда, когда несколько тщательно выполненных исследований не подтвердили эти первые результаты и сам Демент взял обратно свои прежние заключения. Несмотря на это, и сегодня еще учебники содержат фразы относительно разрушительных эффектов "депривации сна со сновидениями". Однако такая точка зрения научно не обоснована кроме всего прочего еще и потому, что, как было показано в последнее время, сновидения возникают во всех стадиях сна. Невозможно лишить испытуемого сновидений, не лишая его заодно всего сна. Окончательный ответ на вопрос о биологическом значении сновидений, о том, действительно ли они нужны для сохранения здоровья, в настоящее время не может быть дан.

Александр А. Борбели, 1989 год