Партнеры

Счетчики








Культурная значимость сновидений

Тайна сна

Давайте теперь рассмотрим сновидения в более широком историческом и культурном контексте. Немецкий драматург 19 века Фридрих Геббель писал: "Сновидения являются наилучшим доказательством того факта, что мы не замкнуты наглухо в наших оболочках, как это нам кажется". С древних времен сновидения рассматривались как врата в иной мир. В "Илиаде" и "Одиссее" Гомера боги принимают человеческий облик в сновидениях, чтобы передать смертным свое повеление, либо предупредить об опасности. Богиня Афина является спящей Наусике в облике ее подруги и велит ей идти на берег на рассвете и стирать одежды; так происходит спасение потерпевшего кораблекрушение Одиссея.

Сновидения имели также важное значение для практической медицины в Древней Греции: "В Греции были истолкователи снов, которых регулярно посещали пациенты в поисках способа выздоровления. Больной входил в храм Аполлона или Эскулапа, выполнял там ряд церемоний, очищался, пройдя ритуальные омовения, массаж и фимиам, и затем в состоянии экзальтации растягивался на шкуре жертвенного барана. После этого он засыпал, и ему должен был присниться способ исцеления его болезни. Этот способ должен был явиться ему либо в натуральном виде, либо в виде символов и картин, которые в дальнейшем истолковывались жрецами". Известно также, что древние египтяне уделяли большое внимание сновидениям и придавали им весьма специфическое значение.

Одна из самых знаменитых книг о сновидениях была написана Артемидором во 2 веке нашей эры. Многочисленные последующие работы на эту тему основывались на ней. Артемидор представил прямой перевод символики сновидений. Некоторые символы имели пророческое значение: дельфин в воде - хорошее предзнаменование, дельфин на берегу - плохое.

Верили в то, что через посредство сновидений происходит контакт с другими мирами. В ведических текстах Древней Индии сновидения рассматриваются как промежуточная стадия между нашим миром и будущим. Считалось, что душа покидает тело во сне и, поддерживаемая и охраняемая дыханием спящего, она носится в пространстве, где может обозревать оба мира. Только в настоящее время сновидения стали рассматриваться принципиально отличным образом, а именно что эта "другая" реальность находится не вне нас, а внутри нашего собственного сознания. Если сновидения представляют собой не божественное вдохновение или откровение, пришедшее из иного мира, но продукт нашего собственного "Я", тогда возникает вопрос, должны ли мы нести ответственность за них. Дофрейдовский психолог Хаффнер явно отклонял такое предположение: "Мы не несем ответственности за наши сновидения, так как наше мышление и воля в это время лишены той единственной основы, на которой наши жизненные процессы остаются истинными и реальными. ... По этой причине желания и действия в сновидениях не могут быть ни добродетельными, ни греховными".

Ницше с негодованием отвергал эту точку зрения: "Ты желаешь отвечать за все на свете, кроме своих собственных сновидений! Что за жалкая слабость, что за отсутствие твердой логики! Ничто не говорит о тебе так много, как твои сны! Ничто так тесно не связано с тобой! И сущность, и форма, и протяженность этих комедий, в которых ты и актер, и зритель, - в них ты полностью раскрываешь свое "Я"!"

Фрейд раскрыл эти проблемы с всегдашней ясностью и блестящей простотой: "Наш научный подход к сновидениям начинается с допущения, что они являются продуктом нашей собственной психической активности. Однако завершенное сновидение поражает нас, как нечто внешнее по отношению к нам. Мы склонны так мало замечать, что это наша собственная продукция, что говорим "мне приснилось" так же, как и "я видел сон". Какова же природа этого чувства, что сновидения являются внешними по отношению к нашему сознанию?"

Фрейд представил ответ на этот вопрос в эпохальной работе "Толкование сновидений". В ней он показал, что сновидения содержат не только явный, очевидный смысл, который можно изложить в пересказе, но и скрытый, неявный, который невозможно сразу осознать или уяснить. Для того чтобы понять этот второй смысл, толкователь нуждается в дополнительной информации о личности того, кто видел этот сон. Вогел и Фулкес удачно продемонстрировали важность этих идей Фрейда на следующем примере: "Испытуемый в лаборатории по изучению сна сообщил о таком сновидении: "Я еду на велосипеде". Представим себе, что мы, исследователи, решили выявить личностный источник этого сновидения, способ его формирования, его значение и функцию. Мы используем тот же самый метод, который применяется обычно при изучении сновидений вот уже 20 лет: сновидение оценивается и его содержащие анализируется в соответствии с критериями, которые не требуют информации о том, кому и когда снился этот сон. Используя эти критерии, мы отмечаем, что тема сновидения довольно реалистична и правдоподобна и что она включает только самого спящего, который является активным участником, не проявляющим никаких эмоций по поводу того, что он выполняет значительную двигательную нагрузку в качестве перемещающегося объекта. Мы отмечаем отсутствие агрессивной или сексуальной тематики и заключаем, что оно довольно прозаично и, похоже, не затрагивает каких-либо глубинных сторон жизни спящего... Допустим, однако, что вместо использования таких подходов, которые основаны на общепринятых представлениях об истолковании снов, мы спросим испытуемого, что он думает о велосипедах. Вот его ответ в сокращенном виде: "Когда я думаю о велосипедах, мне приходят в голову две вещи. Во-первых, это увлечение моего сына, а он осенью возвращается в колледж. Я хочу провести с ним больше времени и разделить с ним некоторые из его увлечений, пока он не вернется снова к самостоятельной жизни. Во-вторых, возникает смутная ассоциация, что меньше чем два года назад умер от болезни сердца мой отец. Он тренировался на велоэргометре. Я думаю, что мне необходимо тренироваться более интенсивно, чтобы избежать его участи".

Цепь ассоциаций выявила, что этот сон не является просто незначительным эпизодом, который случайно включает в себя велосипед; напротив, он тесно связан с двумя важнейшими лицами мужского пола в жизни спящего. Но такой смысл, на первый взгляд скрытый, может быть выявлен, только когда содержание анализируется в более широком контексте личности испытуемого.

Несомненно, что одним из величайших достижений Фрейда было это постоянное и убедительное подчеркивание глубинного смысла сновидений. Сновидения являются не просто тенями, как говорил Гамлет, но скорее "посланиями к кому-то". Они изложены метафорическим языком, в котором правила совсем другие, чем в обычном языке. Каждый элемент в сновидении связан с множеством других мыслей и идей. Связи между ними могут быть выявлены различными путями; один из наиболее важных - это методика, известная под названием "свободные ассоциации", когда субъект должен следовать своим мыслям как можно более свободно и тщательно пересказывать, что возникает у него в сознании в связи с каждым отдельным элементом сновидения. Процесс, лежащий в основе сновидения, названный Фрейдом "работа сна", начинается с переплетения и конденсации очень разнородных идей и впечатлений в единую картину. Кроме конденсации, сновидения возникают также в результате "вытеснения" мыслей, то есть их перемещения в инородный и явно бессмысленный контекст. Фрейд считал, что такой процесс служит для маскировки слишком "больных" для данного субъекта тем, которые несут слишком большую эмоциональную нагрузку, чтобы быть непосредственно "включенными" в сновидения.

Здесь не место вдаваться в детали механизмов, выполняющих "работу сна". Важно, однако, напомнить, что Фрейд понимал сновидения как особый и весьма важный язык мозга. Дэвид Фулкес разработал далее этот подход в своей книге "Грамматика сновидений". Начав с доктрин Фрейда, но включив результаты современных психологических и лингвистических исследований, Фулкес разработал метод обнажения скрытых, латентных структур, присутствующих в неявном виде в каждом отчете о сновидении. Кроме самого отчета, важную роль играют свободные ассоциации испытуемого. Фулкес создал математическую модель для описания процессов трансформации образов в сновидениях.

"Мир сновидений не менее реален, чем мир бодрствования; только он реален в другом отношении". Можно согласиться с заключением Людвига Клагса, что анализ сновидений позволяет глубже проникнуть в функции сознания. Анализ сновидений играет важную роль при многих формах психотерапии как способ проникновения в глубины потока сознания пациента. Одно из знаменитых выражений Фрейда: "Толкование сновидений - это основной путь к познанию бессознательного".

Теперь, однако, покинем этот путь, чтобы уделить внимание другим признакам того, что сновидения могут быть полезны для проявления активности в бодрствовании. Креативные, творческие сновидения подтверждают это, как в знаменитом пересказе немецкого химика Фридриха Августа Кекуле, который долго и безуспешно искал химическую структуру бензола. Однажды ночью ему приснились шесть змей, проглотивших хвосты друг друга, образовав большое вращающееся кольцо. Проснувшись, он понял, что проблема, мучившая его, решена: структура бензола похожа на кольцо из шести змей и представляет собой замкнутый цикл с шестью атомами углерода.

Желание использовать творческую силу сновидений привело к попыткам создания искусства так называемых люцидных сновидений, то есть сновидений на фоне ясного сознания. В отличие от обычного сна человек, видящий люцидное сновидение, осознает, что все происходящее ему только снится. Предполагается, что это осознание в свою очередь должно освободить его мозг от необходимости контроля за сновидением и позволить свободно странствовать в "стране сновидений". Неоднократно публиковались отчеты о таких люцидных сновидениях, однако научные подтверждения подобных сообщений пока отсутствуют.

В книге "Путешествие в Икстлан" Карлоса Кастанеды мексиканский маг Дон Хуан дает своему ученику указание насчет первого упражнения в сновидениях. Он должен перед сном сконцентрироваться на том, чтобы увидеть во сне собственные руки, отдавая при этом отчет, что это ему снится. Далее по ходу сновидения он должен переместить свой взор с рук на другой объект и затем обратно.

"Каждый раз, как ты глянешь на что-либо в своем сновидении, оно меняет форму... Весь фокус в обучении управлять своими сновидениями заключается в том, чтобы не только взглянуть на что-либо в сновидении, но и сохранить этот объект неизменным. Сновидение станет реальностью, когда ты научишься фокусировать взгляд на любом его объекте. Тогда исчезнет различие между тем, что происходит во сне, и тем, что происходит в бодрствовании".

После этих элементарных упражнений Дон Хуан обучает ученика выбирать самому место действия будущего сновидения. За исключением Дона Хуана, лишь немногие люди могут похвастаться тем, что обладают такой способностью, но как соблазнительно верить, что мир снов, столь эфемерный и ускользающий, может быть взят под контроль сознания!

Давайте завершим обсуждение роли сновидений экскурсией в область антропологии. Сенои был мирным народом, проживавшим в отдаленных джунглях Малайзии еще в начале 20-го века. Они придавали важное значение сновидениям, рассматривая их как отражение не только текущих событий их жизни, но и предчувствие того, что еще только зарождается. Если кому-то приснилось, что он поссорился с другом, это истолковывалось как признак подсознательного конфликта, даже если никаких признаков этого конфликта в повседневной жизни не отмечалось. Соответствующей реакцией на такой сон было обсуждение его содержания как в кругу семьи, так и с этим самым другом. Затем человек, которому приснился дурной сон, дарил подарок своему другу, чтобы погасить этот подсознательный конфликт, омрачающий их отношения. Далее этот человек старался вызвать у себя люцидный сон, в котором он встречал своего друга и уверял его в своем расположении. Народ сенои учил своих детей воспринимать страшные сны как важную часть формирования личности; они говорили детям, что если кошмар появится снова, то это хорошо, ибо позволяет узнать об угрозе, исходящей от персонажа сновидения, преодолеть ее, подружившись с ним, или - третья возможность - оказаться побежденным этим персонажем во сне и таким образом снять подсознательный конфликт. Этнограф Стюарт описал сенои как вполне цивилизованный народ, который сумел так организовать свою жизнь, что в ней чрезвычайно редки как психические болезни, так и воинственные конфликты. К сожалению, культура сенои почти полностью исчезла в результате глубоких социальных потрясений в этом районе во время второй мировой войны.

Быть может, сходные мысли о роли сновидений владели немецким поэтом Фридрихом Гельдерлином, когда он писал: "Люди - короли в сновидениях, и нищие - в рассуждениях".

Александр А. Борбели, 1989 год