Партнеры

Счетчики








Поиск эндогенных "веществ сна"

Тайна сна

"Ученые обнаружили вещество, вызывающее естественный сон!", "Через несколько лет материальный субстрат сновидений можно будет принимать в таблетках!", "Тихая революция на рынке снотворных!", "Сон из пробирки!"

Эти и подобные заголовки вновь и вновь возникают в газетах, где появляются сообщения о сенсационных открытиях естественных эндогенных веществ сна. Большинству читателей, вероятно, трудно понять, о чем собственно говорится в этих заметках. Что, наш организм действительно вырабатывает вещества, которые вызывают сон?

Еще сравнительно недавно большинство специалистов не воспринимали всерьез такое предположение. Работы нескольких исследователей, проверявших эту гипотезу в эксперименте, не привлекали большого внимания. Далекие от основного русла нейробиологии, исследования в области эндогенных веществ сна казались просто чудачеством. Люди, которые решались этим заняться, должны были не бояться прослыть отстающими и быть готовыми к тому, чтобы долгие годы и даже десятилетия терпеливо и настойчиво разрабатывать свои непризнанные идеи. Из-за того, что они, в отличие от большинства своих коллег, не примыкали ни к какому модному направлению, их работы не пользовались ни вниманием, ни поддержкой. На талантливых первооткрывателей дивились как на каких-то оригиналов, которые только морочат людям голову, вместо того чтобы заняться делом.

Однако в середине 70-х годов 20-го века ситуация изменилась. Один молодой шотландский исследователь сделал совершенно неожиданное открытие: он обнаружил в мозге новый класс эндогенных, снимающих боль веществ, которые оказывают такой же эффект как хорошо известные противоболевые препараты опиума и морфина. Их назвали энкефалинами и эндорфинами, они принадлежат к химическому классу пептидов, компонентов белков.

Еще недавно предположение о том, что мозг может содержать эндогенные опиаты, показалось бы странным и маловероятным; в те годы такие функции мозга, как сон и боль, изучались исключительно в связи с динамикой нейропередатчиков. В настоящее время, однако, открыт ряд пептидов, которые по своему действию похожи на передатчики или гормоны. Их связь с хорошо известными "классическими" нейропередатчиками послужила темой интенсивных исследований. Эти новые данные поставили под сомнение множество теорий, которые до того казались хорошо разработанными и обоснованными. И это, кстати, один из самых важных результатов; ученые еще раз вынуждены осознать степень своего невежества. С тех пор научное сообщество стало более восприимчивым к нетрадиционным подходам. И теперь идея о том, что специфические эндогенные вещества могут играть роль в регуляции сна, не рассматривается уже только как взлет фантазии, а подвергается серьезному обсуждению ведущими специалистами по сну.

Александр А. Борбели, 1989 год