Партнеры

Счетчики








Мы засыпаем лишь потому, что приходит время?

Тайна сна

Опыты по лишению испытуемых сна вновь и вновь показывают, что самое трудное - сохранять бодрствование в ранние утренние часы. В это время тяга ко сну становится непреодолимой. Когда этот критический период пройден, то поддерживать бодрствование уже не так трудно. Имеются результаты опыта, выполненного шведскими исследователями сна Торбьерном Акерштедтом и Яном Фребергом, в котором непрерывное бодрствование поддерживали на протяжении 3 суток у 15 испытуемых. Каждые 3 часа участникам предлагали оценить степень субъективного утомления. Уровень утомления был минимален после полудня и максимален в ранние утренние часы. В других подобных же исследованиях, в которых степень утомления испытуемых в течение трех суток нарастала еще сильнее, также были получены очевидные доказательства внутрисуточных колебаний.

Интересно, что ритм тяги ко сну находится в противофазе с ритмом температуры тела. Потребность в сне максимальна, когда температура находится в своем минимуме. Все эти наблюдения делают совершенно ясным, что потребность в сне определяется не только длительностью предшествующего бодрствования, но находится также под сильным воздействием циркадного процесса, независимого от сна и бодрствования. Очевидно, на циферблате наших "внутренних часов" время для сна четко отмечено самой природой.

Комментарий: Недавно два молодых исследователя сна - Скотт Кэмпбелл из США и Юрген Цулли из ФРГ - в остроумной серии экспериментов показали, что если поместить здоровых испытуемых на несколько суток в такие же условия, в каких находятся подопытные животные (небольшая камера, полная изоляция, вдоволь пищи и воды, но еда всегда одна и та же, никаких посторонних стимулов, почти постоянное пребывание в постели и так далее), то у человека постепенно восстанавливается "естественный" характер сна. Монофазический сон сменяется полифазическим, то есть человек начинает спать не только ночью, но и днем; качественные различия между сном в первую и вторую половину ночи стираются; сон становится более дробным, после каждого цикла возникает более или менее длительное пробуждение; общее время сна возрастает до 10 часов в сутки и более и так далее. Авторами сделан весьма важный вывод о том, что хорошо изученный ныне сон взрослого человека далек от естественного; он находится под жестким давлением цивилизации, требующей от человека поддерживать высокий уровень бодрствования большую часть суток для выполнения профессиональных и социальных обязанностей. Можно сказать, что каждые сутки из жизни взрослого человека представляют собой 16-часовую депривацию сна, за которой следуют 8 часов его "отдачи". Недавно учрежденная Европейским обществом по изучению сна Международная премия имени Вальтера Гесса была вручена впервые в 1986 году за работу, озаглавленную "Человек спит так же, как животные".

Александр А. Борбели, 1989 год