Партнеры

Счетчики








Заключение

Тайна сна

Даже если мы не можем сейчас дать полный ответ на вопрос: почему мы спим, мы располагаем информацией, которая может указать нам путь в нужном направлении. Процесс сна можно рассматривать как форму приспособления к условиям как внутренней, так и внешней среды. "Накладываясь" на период поведенческого покоя, сон помогает организму избежать опасности, исходящей из окружающей среды. Суточная периодичность сна обеспечивает гарантию того, что животное не покинет своего укромного места в наиболее опасное время суток. По этой причине, например, многие грызуны являются ночными животными и проводят дневное время, когда угроза со стороны их врагов наиболее значительна, в своих норах. В свою очередь, хищники приспособились спать в те же часы, что и их жертвы, чтобы иметь возможность охотиться на них. У травоядных же пища равно доступна как ночью, так и днем, так что им нет резона жестко привязывать свой сон к определенному времени. Поэтому короткие периоды сна у ряда стадных животных, таких как коровы или овцы, могут возникать в любое время суток.

Американский исследователь сна Уилс Уэбб отметил адаптивную ценность такого характера сна для животных, живущих на открытых просторах и в других местах, не изобилующих укрытиями. Характер растительной пищи таков, что ее приходится есть и пережевывать целый день без перерыва, но стадный образ жизни, несомненно, увеличивает безопасность травоядных во время сна; дело в том, что в каждый данный момент некоторые особи в стаде обязательно бодрствуют и потому мгновенно реагируют на приближение врага. Тем не менее удивительно, что даже самые пугливые виды травоядных, такие как газели, время от времени все же вынуждены спать. Очевидно, что животные могут уменьшить количество сна до минимума, однако не могут вовсе обойтись без него. Это относится также и к дельфинам, которые вынуждены находиться в постоянном движении в воде. Как мы уже видели, они сумели приспособиться к такому образу жизни, изменив свой сон уникальным образом, так что обе половинки их мозга спят поочередно.

Комментарий: Недавно Л.М.Мухаметовым и О.И.Ляминым было обнаружено животное с необычным характером сна, который можно рассматривать, несколько упрощая, как переходный между обычным сном млекопитающих и однополушарным сном дельфина. Этим животным оказался морской котик - представитель группы ушастых тюленей. Если котик спит на берегу, то его сон больше похож на сон наземных млекопитающих: межполушарная асимметрия выражена слабо, а парадоксальный сон представлен хорошо. Если же котик вынужден спать на воде, то его сон становится похожим на сон дельфина: межполушарная асимметрия резко выражена, парадоксальный сон редуцирован. Дальнейшее изучение этого необычного явления представляет значительный интерес.

Можно также рассматривать сон как процесс адаптации к условиям внутренней среды организма. Организм потребляет меньше энергии, когда замедляются обменные процессы и падает теплоотдача. Таким образом, неподвижность животных во сне можно рассматривать как одну из форм экономии ограниченных энергетических ресурсов, которые при непрерывной активности могли бы быстро истощиться.

У людей, так же как и у животных, можно проследить адаптацию к внутренним и внешним факторам. Хорошим примером того, как поведение "сна-бодрствования" может приспосабливаться к климатическим условиям, является общепринятый в жарких странах обычай послеполуденного сна - сиесты. Несомненно, что сон также служит для защиты от чрезмерного истощения энергетики организма из-за слишком продолжительной активности. Так же как мы регулярно питаемся, чтобы избежать чувства голода, точно так же и сон, возникающий в одно и то же время, выполняет подобную предохранительную функцию.

Если мы спросим случайного прохожего на улице, для чего нужен сон, он навряд ли ответит - для адаптации, для предохранения, скорее всего скажет - для отдыха, для восстановления сил. Такой ответ, несомненно, основывается на обыденных наблюдениях: каждый вечер мы ложимся спать утомленными и утром встаем свежими и бодрыми. Несмотря на то что с субъективной точки зрения такое заключение представляется самоочевидным, оно до сих пор не имеет ни научного объяснения, ни анализа. В.Р.Гесс писал в 1932 году: "Те особые механизмы, которые во время сна производят процесс восстановления, остаются скрытыми в тканях организма. Они пока не имеют исчерпывающего объяснения; само их существование лишь предполагается на основе эффектов; однако они лежат в самой сердцевине проблемы сна, и бездеятельность органов чувств, мышц и психических функций - это только побочные факторы, облегчающие протекание процесса восстановления в тканях".

Сегодня мы не намного приблизились к разрешению этого центрального вопроса. Мы располагаем некоторыми данными насчет того, что обменные процессы синтеза могут происходить во сне. В поддержку этой теории говорят такие факты как высокая концентрация гормона роста в начале сна и низкая концентрация при этом гормона кортизола, который играет роль в обменных процессах распада (химического разрушения молекул). Однако ключевые механизмы, лежащие в основе процессов восстановления, все еще неизвестны. Так что исследование сна - весьма необычный раздел медицины; изучаемый процесс темен как по форме (человек спит в темноте), так и по содержанию. Пролить на него хоть немного света - одна из главных задач науки о сне.

Еще один фактор заслуживает упоминания. Исследования сна отличаются от других разделов медицины, таких архиважных проблем как сердечно-сосудистые заболевания или рак, тем, что они направлены не на предотвращение или лечение опасных для жизни болезней, а в большей степени способствуют лучшему пониманию обыденного и естественного процесса. Расстройства сна редко представляют непосредственную угрозу для жизни и здоровья, но они резко ухудшают самочувствие, работоспособность и общее "качество жизни". Результаты исследований сна вряд ли дадут сенсационные новые методы лечения, но окажут помощь и улучшат состояние всех тех миллионов людей, которые проводят без сна ночь за ночью. В этом смысле исследования сна можно отнести к тому разделу медицины, который иногда называют наукой о милосердии.

В заключение хотелось бы подчеркнуть, что исследователи сна заняты отнюдь не только лишь своими открытиями и теориями. Во время экспериментов нас всегда охватывает трепетное чувство соприкосновения с одним из фундаментальных процессов жизни. Имея дело со сном, каждый раз лицом к лицу сталкиваешься с явлением, которое, с одной стороны, кажется предельно простым, а с другой - постоянно ускользает от научного понимания. Это заставляет нас проявлять определенную скромность и осторожность в оценках наших достижений. Хотя научный подход будет и дальше приносить свои плоды в изучении тайны сна, тем не менее необходимо быть сдержанными в прогнозах, чтобы не обмануться в преувеличенных ожиданиях. Как сказал философ Мартин Хайдеггер: "Та ясность, с которой природа предстает перед нами как вполне предсказуемая взаимосвязь различных сил, может способствовать правильному наблюдению, но именно такие удачи вводят в заблуждение, ибо видя, что правильно, мы не видим, что истинно".

Александр А. Борбели, 1989 год