Партнеры

Счетчики








Правда случившегося

ДНК негодной крови, или справедливый насильник

Однако долго поспать ей не удалось. Скоро она пробудилась с непонятным острым чувством стыда, возникшем словно ниоткуда. Страшно не хотелось встречаться с доктором Лейденом, вроде она виновата в чем-то. Тело все еще было вялым и скованным, но оставаться в смотровой почему-то выше ее сил. Она стянула с кровати одеяло и, хватаясь за стены, прошла в холл приемной. Там, свернувшись калачиком на кресле в углу, она и встретила утро. К рассвету восстановился мышечный тонус, вернулись силы, а тревожность и чувство безысходности и вправду улетучились. Душевный кризис миновал, снова хотелось жить и бороться, радуясь этой самой жизни на зло всем ее козням. А еще больше захотелось в туалет по-маленькому. В поисках заветной картинки с фигуркой в юбочке Джессика рассеяно пошарила взглядом по стенам. Ага, вон туда. Пузырь распирало, и она почти бегом помчалась в уборную.

Снимая трусы, она заметила, что они как-то странно завернуты. А еще мокроватые и в разводах. Что мамашин бой-френд ее изнасиловать не успел, она точно помнила. Помнила и то, как спустилась с дороги сюда. Дальнейшее вспоминалось с трудом. Делая неимоверное усилие, напрягая свой мозг словно перетруженную мышцу, всплыли странные образы ночи. Да нет же, все это слишком непохоже на реальность. И кто!? Доктор Лейден! Уж скорей Президент Соединенных Штатов. Ну не мог этот человек с ней так подло поступить. Зачем ему такое? Бред все это. Бред от этого дурацкого лекарства. Она поднесла трусики к лицу. Разбитый нос все еще плохо воспринимал запахи, но феромоны пробились даже сквозь набухшую слизистую - острый запах неподмывшейся женщины, смешанный с запахом начавшей закисать спермы. Морщась от брезгливости, Джессика рукой нырнула в собственную промежность. Волосы на больших губах склеившиеся, приходится раздирать. Она ввела палец в свое нутро, а потом поднесла его к самым глазам. В нос прокрался все тот же запах. Она снова поморщилась, теперь от боли - мимика после мордобоя болезненная, разбитый нос давал о себе знать. Но все же слишком много там слизи. Она встала с унитаза и вытянулась на цыпочках перед зеркалом. Засос на паховой складке. Пришлось забросить одну ногу на умывальник и вывернуться насколько позволяла пластичность ее молодого тела. На одной половой губе небольшой кровоподтек, укус, что ли. Да и губы набухшие и излишне полнокровные - может кто чересчур поигрался с этим местом. Медсестры-лесбиянки отпадали. Нет, тут ошибка практически невозможна. Разве не помнит она свои школьные грешки, после которых боялась пробежать в душ, чтобы не вызвать лишних подозрений у матери? А на утро все было так же как и сейчас, разве что без засосов на письке. И запахи, и вид, и слизь, и ощущения абсолютно те же. Значит все же ее трахнули. И трахнули против ее воли, пользуясь совершенно беспомощным состоянием и мерзкой ситуацией. Называется это подлючим изнасилованием. Ведь помочь грозились! Чисто гуманный порыв, fuck его. На душе опять стало гадко, мир снова окрасился в тошные тона.

Вначале Джессика захотела спустить свои трусики в унитаз, но потом передумала - засориться может. Она просто швырнула их в бак для использованных бумажных полотенец. Даже их вид был омерзителен. Джессика выдернула пару десятков полотенец, и стараясь не касаться краев бака, зарыла ими свои трусы. Затем натянула джинсы на голою попку, тщательно вымыла руки и вышла из туалета. Ей все еще не верилось, что это совершил доктор Лейден. Наверное это сделал какой-нибудь негодяй, когда тот ушел. Рентгенолог, например. Вот же омерзительный тип - двухметровая бородатая горилла. Точно он! Словно прочитав ее мысли, в коридоре появились рентгенолог и доктор Лейден. Рентгенолог приветливо улыбнулся Джессике: - Привет, Джесс! Что-то ты все еще хмурая. Да не переживай ты так - набитая морда ведь по большому счету пустяки. Девка ты красивая, и жизнь твоя еще десять раз устроится.

А дальше он сказал, что ей следует забрать свой снимок. Если она соберется подавать в суд на сожителя своей матери, то он готов дать ей глупое, но хорошее описание с заключением в ее пользу по типу: "снимок черепа с излишне вуалевидными тенями, свидетельствующими об отеках мягких тканей и слизистой в результате перенесенных серьезных побоев" - ни один адвокат "серьезные" побои от "несерьезных" не отличит! В глазах ни стыда, ни стеснения. Горилла гориллой, а что-то на насильника не похоже. Более странным оказалось поведение доктора Лейдена. Он быстро куда-то отослал рентгенолога, а потом внимательно уставился на Джессику. Словно почувствовал перемену в ней. Задал несколько вопросов. Джессика залилась краской и стала врать что-то невпопад. Тогда доктор Лейден неожиданно изрек: - У тебя что, были сексуальные сновидения или галлюцинации?

Да сдохла бы эта догадка. Никогда и никому бы не рассказала Джессика о своих подозрениях, если бы не этот вопрос. Похотливый насильник выдал себя с потрохами. Джессика не выдержала и злобно спросила доктора Лейдена напрямую: - Это вы изнасиловали меня!? Неужели вся ваша доброта была всего лишь ловушка?! - Ты бредишь - это был всего лишь твой сон! Неблагодарная тварь, катись отсюда! И запомни - тебя все на смех поднимут, если хоть слово пикнешь.

Андрей Анатольевич Ломачинский