Партнеры

Счетчики








Безысходность

ДНК негодной крови, или справедливый насильник

Состояние Джессики описать невозможно. После всего пережитого в душе молодой девушки обрушилась даже вера в справедливость социальных основ - ведь заступиться и искать правду в такой ситуации ей было не у кого. Каким-то образом неясные слухи просочились в народ, и мнение большинства людей о молодой интриганке сложилось крайне негативное. Это в долинной Калифорнии в гигантских супермаркетах продавцу до покупателя дела нет, а тут за ее спиной начали шептаться. Прямо как в русской деревенской глубинке. Знакомые отвернулись от нее, а пастырь местной церкви Свидетелей Иеговы пару раз тормозил свой джип у ее дома и довольно громко просил Джессику покаяться и пойти по пути господню. Не выдержав, Джессика приперлась в Сакраменто в штаб-квартиру Федерального Бюро Расследований штата - на такой глупый и безрезультатный невротический поступок американец может решиться только от крайней безысходности.

Федеральное Бюро Расследований - Federal Bureau of Investigation - организация, к юрисдикции штата Калифорния отношения не имеющая. Изнасилованиями там не занимаются в принципе. То есть если надо, то конечно займутся - ну там если арабский террорист трахнет Первую Леди страны или если колумбийская мафия или японская якудза понасилует ее дочек. Да и то тут ФБР-овская роль будет на подхвате - первую скрипку все равно Secret Service сыграет. Ну можно представить себе теоретического супернасильника, который на завтрак насилует кого-нибудь в Бостоне, на обед в Сан-Диего, на ужин в Майями, а на следующий завтрак уже в Гонолулу. Тут явно за рамки одного штата дело выходит, а вот ночной инцидент в одном единственном самом малонаселенном и нищем округе... Девушка - вы не по адресу. Вот если бы серийные убийцы, фальшивомонетчики, шпионы или организованная преступность. А так ваши жалобы нам слышать не досуг - не верить заключению Пласервилльской полиции оснований нет, уголовное дело закрыто, а вот открывать новое дело, да аж на федеральном уровне, по такому поводу просто глупость. Это официально-бюрократический ответ. А неофициальный: дочка, как агент Бюро, я ничего сделать не могу, а вот как лицо частное, тебе верю. Это так сказал Скотт Феррари, следователь из подразделения Хомисайд, в этом случае совсем не профильного, убойного отдела, на которого по чистой случайности наткнулась Джессика. Скотт выпроводил зареванную Джессику за тяжеленные стальные ворота, а после обеда вообще забыл об этом деле.

Дело было ко Дню Независимости, когда вся пьяная Америка взрывает и стреляет, пылает и искрится. В основном праздничными салютами, которые тут запускают не только на стадионах и пустырях, но и с каждого двора. Правда огнестрельных трупов в этот день порой полугодовой урожай, но праздник 4-го Июля в общем мирный, типа 7-го Ноября, если кто еще помнит советские пережитки.

Бобыль и разведенка Дядюшка Скотти в этот день самый желанный гость у многодетной четы Доу. Никто лучше него не может запускать такие громкие и яркие салюты, а выпивши виски, ходить на руках и крутить сальто. Это не от какой-то там специальной тренировки, как раз по работе Скотту больше приходится протирать штаны, разъезжая на машине или просиживая долгие часы в офисе. Просто в молодости он служил подрывником в "Морских Котиках", диверсионном корпусе спецназавцев-подводников, ну и сохранил кое-какую форму и навыки. А так он мужик мирный, если исключить обязательные стрельбы, то пистолета касается не чаще раза в квартал. Но для Доу-младших он все равно живой супермен.

Ну вот, отгремел фейерверк, и детское время кончилось, взрослые садятся за стол объедаться говяжьими стэйками, а недовольные такой дискриминацией дети отправлены спать. Виски уже можно не разводить, а плеснуть чистоганом прямо на кубики льда. За столом всего трое: судмедэксперт Айван Доу, его жена Нэнси, детский доктор, ну и господин Феррари, следователь по убийствам. Понятно, что тема разговора вертится вокруг медицинской криминалистики, единственное, что более-менее понятно всем троим. И тут Скотт вспоминает про недавний визит отчаявшейся девчушки откуда-то из верхней глуши.

Выслушав историю, Айван Доу, надо понимать в таких случаях лицо самое компетентное, решил пофантазировать на тему "как?". Как такое в принципе возможно? Теоретических возможностей оказалось несколько. Первая - лаборант, непосредственно выполнявший ДНК-анализ, просто был с похмелья, или в тот день у него ушла жена, или он по пути на работу попал в аварию по своей вине, или получил стандартную повестку об увольнении через две недели. Да не это важно - короче, пробирки он перепутал. Вторая возможность крутилась вокруг того, что доктор Лейден еще и фокусник-иллюзионист на полставки. А третья возможность была самая невозможная - доктор каким-то образом сумел заменить кровь в своей вене на чужую. Ну и последняя, самая реальная возможность была проста как пять центов - все это лажа и выдумки молодой психопатки, впрочем, в этом суждении федеральный Шеф Medical Deputy не слишком отличался от пласервилльских полицаев. Подвыпивший Скотт пожал своему другу руку - хоть ты доктор и трупный, но и в живых делах явно просекаешь. Суждения друзей в этом вопросе стопроцентно совпадали и выходило, что самая лучшая концовка: "пошла вон", а если даже все это и правда, то "не лучше ли остаться обиженным" и "блаженны плачущие, ибо утешатся".

Но тут мужики наступили на самое больное место Нэнси Доу, весьма убежденной протестантки. Разгневанная Нэнси обрушила целый Ниагарский Водопад слов на головы обоих мужиков, обвинив их в отсутствии христианской добродетели (что терпимо) и элементарном непрофессионализме (что уж слишком). Ну ладно, циники мы - работа такая, согласны, каемся, а вот что касается самих расследований - не тебе нас учить. Однако Нэнси не унималась. А вы токсикологический анализ потерпевшей видели? Нет!!! Так вот и заткнитесь, тоже мне засратые Шерлок Холмс и Доктор Ватсон. А вместо своего инфантильного покаяния лучше бы, как честные граждане и сострадательные христиане, поискали правду, да помогли несчастной девушке.

Андрей Анатольевич Ломачинский