Партнеры

Счетчики








Так вот где обман зарыт!

ДНК негодной крови, или справедливый насильник

Начнем с размораживания образцов и сразу глянем - кровь ли это. А то ведь бывают случаи, когда вместо крови кетчуп исследуют. Палочкой с малюсенькой ватной головкой коснемся края пробирки и сразу капнем обычного фенолфталеина - ого, какая розовая, значит тут есть двухвалентное железо, первейший и надежнейший признак крови. Хотя не стопроцентный. Не поленимся - делаем мазок, пропускаем через "Хематик", аппарат моментальной прокраски, и под микроскоп. Ну кровь. Чего тут смотреть, только время терять. Хотя стоп! Вот это кровь Джессики - ее эритроциты разорваны так называемыми криолитами - малюсенькими ледяными сферами, образующимися при быстром замораживании крови. В данном случае совершенно нормальный и ожидаемый феномен. А вот кровь доктора Лейдена - у него эритроцит практически невредим! Быть такого не может - обе пробирки одинаково швырялись в жидкий азот, а значит клетки получили идентичный термический шок. Такое возможно только в одном случае - кровь доктора Лейдена была обработана криопротектантом, специальной добавкой, сохраняющей клетки при замораживании. Для верности доктор Доу посмотрел образцы под сканирующим электронным микроскопом и тщательно задокументировал найденные факты.

Получается абсурдная ситуация - криопротекция используется только в крупных банках крови, где на длительное хранение ее закладывают десятками тонн. После размораживания из нее поэтапно выводят криопротектант, и лишь потом передают в клиники. В вене кровь с криопротектантом оказаться не может в принципе - это верная смерть. И еще один факт: перед заморозкой из крови удаляют жидкую плазму, а потом отделяют белые клетки - у всех компонентов способы криопротекции да и сами температуры хранения абсолютно разные. Однако в вене у доктора оказалась цельная криопротектированная кровь. Два раза невозможный абсурд!!! Дело становилось интересным. Так, все на анализ - полная биохимия и токсикология. И по материалу потерпевшей, и по подозреваемому. А теперь бегом в машину и по газам навстречу ужину, а потом еще надо умудриться залезть под бок жены, да так чтобы ее не разбудить - время-то полуночное, а творить добро было наказано до девяти.

Вот и анализы готовы - в крови доктора Лейдена полно цитрата, поливинилпирролидона и обычного глицерина, консервантов с криопротекторами. А в крови Джессики - верседа. Наверное, что такое версед, российские медики не знают, хотя может слышали об его синониме - мидазоламе гидрохлориде. Лекарство это такое, американский транквилизатор из группы бензодиазепинов ультракороткого действия. И пожалуй, самый сильный из этой группы. Вообще-то судмедэксперт здесь разбирается немногим больше, чем свинья в апельсинах - ну там обрывки знаний из области фармакокинетики с фармакодинамикой вкупе с судебной токсикологией составляют весьма интересную, но далекую от клинической фармакологии кашу. Чего тут требовать, если любимое лекарство для "больных" доктора Айвана - формалин. Поэтому пришлось к работе привлечь добровольного осведомителя.

Айван позвонил в клинику к жене и попросил поговорить с ее анестезиологом. Тот уже много лет давал наркозы на амбулаторных операциях (выполняемых в один день без госпитализации) и уж в таких делах разбирался. Услышав слово "версед", тот засмеялся в трубку - да самое его любимое лекарство для премедикации, "успокоения" клиента перед операцией, хотя это далеко не наркоз. Например, он сам им вовсю пользуется по просьбе жены Айвана - та детский врач ЛОР, и ей ужасно не хочется травмировать своих маленьких пациентов жуткими воспоминаниями о выдираемых ею гландах и аденоидах. Так вот после строго выверенной дозы верседа ни один ребенок ничего не помнит! Помнит, как папа с мамой везли к доктору в машине, а потом воспоминания начинаются с родной кроватки, где родители пытаются пичкать чадо замороженным педиалайтом, чтобы прооперированное горло не болело. А что было между этим - форматированный hard drive, провал во времени. Но не у всех. Может полпроцента, может меньше, сохраняют в памяти какие-то весьма яркие переживания. Так, с верседом все стало на свои места.

Затем Айван порылся в своих визитных карточках и позвонил другому "добровольному осведомителю" - трансфузиологу и мультимиллионеру доктору Протакису. Старый грек владел не много ни мало знаменитым "Плазма-Центром", здоровым, похожим на завод зданием, что на Фолсом-Бульваре недалеко от корпусов "Интела". Такое соседство добавляет "модерновой хайтечности" в это, по сути инженерное, но номинально медицинское хозяйство.

Помните, в СССР были самые забитые стопроцентно безвзяточные медицинские специальности - трансфузиолог, врач-лаборант, серолог-иммунолог, биохимик. Сидели себе бедняжки в рванных халатах за зарплату 90-110 рублей в месяц. Ага, в Штатах дело совсем наоборот - многие кардиохирурги голытьба по сравнению с ними. Я имею в виду тех, кто владеет банками крови и тканей. Эти торгуют человеческим телом вполне легально, и запчасти у них - от разных хрящей-сухожилий и роговицы, или там сердец-почек, до костного мозга и самой обычной донорской крови - ой какие дорогие! Например, у Протакиса есть свой здоровый самолет. Он, правда, на нем не ради удовольствия летает, а все ради тех же денег - эта летающая криолаборатория шныряет по странам, от Китая до Нигерии, где кровь подешевле. Кстати, на Россию такие рейсы тоже бывают - как танкер с нефтью, туда порожняком, оттуда с товаром, а "сливной причал" все в том же Сакраменто на авиабазе Мэйзер. Но есть и местные "месторождения" - морги. Свежезаготовленная трупная кровь ничуть не хуже донорской. А еще каждый получающий водительские права в США отвечает на такой коротенький вопросик: "в случае смерти согласны ли вы пожертвовать свои органы для пересадок?", и ответов "да" в этой графе хватает. Поэтому со скромными работягами холодных казенных моргов у богатея Протакиса самые теплые и дружеские отношения. Уж если им чего потребуется, то он в лепешку разобьется, но сделает.

Сейчас доктору Айвану требовался чистый пустяк - информация. Не заказывал ли некто Пол Лейден или кто другой из округа Placer у него цельной, но криопротектированной крови? Душечка Протакис грозится перевернуть всю свою документацию со дня рождения знахаря Гарвея, открывшего в средние века кровообращение. В трубку слышно, как он орет об этом своей секретарше.

К вечеру Айвану в офис пришел факс из "Плазма-Центра" - копия документа, заказного ордера на фунт цельной крови определенной группы и резуса, стабилизированной для длительного хранения в простой морозильной камере. Цель - научные исследования. А вот и накладная - на ней здоровый штамп "Не для клинического использования". А вот и счет оплаты заказа. Снова звоним Протакису с единственным вопросом - сохранился ли witness sample? Это так называется малюсенькая пластиковая пробирка, куда берется всего полкубика цельной крови для бессрочного хранения, чтобы потом не было претензий к банку, что кого-то там чем-то заразили. Обижаете, ну какой вопрос - конечно же witness sample есть! За кого вы нас принимаете? Тогда дело за малым - сейчас к вам поедет машина Coroner Investigation с технарем в области медицинской криминалистики. Под акт возьмем из этой пробирки одну десятую миллилитра. А вы пока найдите документ о происхождении этой крови.

Наконец пробирка-лилипут в руке Айвана Доу. Маленький красный шарик на донышке. А вот и отпринтованный сертификат происхождения, компьютерные распечатки анализов (уж такое в бумажно-макулатурном виде хранить точно смысла нет). Кровь взята у анонимного донора около года назад в Порто Сегуро, затем передана в банк крови "Красного Креста" в Рио-де-Жанейро, и лишь затем перекуплена "Плазма-Центром". Так бразильская кровь очутилась в Штатах. Уже в Америке повторно проверена на малярию/СПИД/гепатит/сифилис и прочее. К клиническому применению забракована - не прошла протеолитический тест на устойчивость мембран. Наверное у донора обострение панкреатита, недавно перенесенный инфаркт или скрытый филляриоз. Кровь в принципе годная, но ну ее нафиг - списана на переработку, а по случаю подвернувшегося заказа "грубо консервирована с заморозкой" и продана для лабораторных исследований. Правда, остается одно "но" - кровь продана задолго до того дня, как доктор Лейден Джессику трахнул. Если только трахнул. Будет готов ДНК-тест, тогда узнаем.

Прошли дни. Вот и ДНК-тест готов. Кровь анонимного бразильского донора и кровь доктора Лейдена совпадают полностью - вероятность случайного повторения кода один к восьми миллиардам для белых, один к двум миллиардам для черных, один к миллиарду для латинос. Доктор Лейден белый. Может он прошлым летом инкогнито в Порто Сегуро отдыхать летал, да там поиздержался и решил анонимно сдать пол-литра крови баксов этак за пять? Что-то не верится. Айван набирает номер мобильного телефона своего дружка Скотта. В трубке: Hello и чавканье - Феррари трескает свой обед. Пожелав ему приятного аппетита, Айван доложил, что через полчаса приступает потрошить разложившийся труп, который Скотт выкопал сегодня утром на свалке. Скот откусил кусок от чего-то сочного, и мямля набитым ртом, выразил желание присутствовать на таком интересном мероприятии. Тогда Айван намекнул, что их неофициальное дело об изнасиловании тоже разгадано, и разгадано в пользу потерпевшей. В трубке опять послышалось удовлетворенное мычание, на этот раз куда более оптимистичное.

Андрей Анатольевич Ломачинский