Партнеры

Счетчики








Получение доказательств

ДНК негодной крови, или справедливый насильник

На вскрытии все было буднично - Айван набрал мушиных опарышей, по их развитию на глазок определил время смерти, а потом из трупа извлек добрую пригоршню цинковой дроби фирмы "Ремингтон", три выстрела в упор из дробовика. Следователь удовлетворенно хмыкнул, попросил отдать дробь на спектроидентификацию металла и возможных нагарных остатков, а сам любовно поглаживая наручники, стал прямо из морга вызывать опергруппу для ареста предполагаемого убийцы по такому-то адресу. Как всегда в подобных случаях, Феррари, словно оправдывая свою фамилию, принялся безудержно носиться взад-вперед. Айван спросил, интересует ли следствие что-нибудь конкретное по ходу дальнейшего вскрытия, и получив "нет", выгнал Скотта из прозекторской. Все равно сегодня с него толку не будет - если подозреваемого арестуют, то это значит допрос минимум до трех ночи. А если не арестуют, то это значит бега с преследованием, тут сроки устанавливать, как прогноз в казино давать. В лучшем случае разговор со Скоттом возможен только завтра. Завтра пятница. И как холостяк он будет рад очередному ужину у четы Доу. Закончив аутопсию, Айван скинул перчатки и сразу позвонил Скотту - надиктовал приглашение на его домашний автоответчик.

В пятницу вечером в дом Доу явился довольный Скотт. И без разглашения тайны следствия по его сияющей морде было видно, что кроме удачно собранных улик, сам задержанный подозреваемый дал признание - очередная личная победа следователя Феррари. В одной руке кулек с пирожками (на свою голову Айван приучил друга заезжать в магазин с русской выпечкой), в другой бутылочка неплохого калифорнийского каберне из виноградников знаменитой долины Напа. Под это самое каберне доктор Айван и поведал о бразильском происхождении Пола Лейдена. Скотт задумался:

- Знаешь, Айван! Работай этот Лейден в любой из клиник Сакраменто, то тебе можно было бы хоть завтра передавать дело обвинителю. Но тут же первый человек района, председатель организации, где адвокатов больше, чем мух на покойнике. Пердни не так, и будет тебе не повторное возбуждение кейса, а выговор за самодеятельность. Тут надо сразу две вещи сделать - во-первых, убедиться на 101 процент, хоть так не бывает, а во-вторых, прищучить говнюка сразу по двум статьям - за изнасилование и за обструкцию правосудия. Тогда этот пенек загремит надолго. Слушай, скажи завтра Нэнси, что ты чего-нибудь важное у себя на даче забыл - давай втихую в Placer смотаемся. Я на дело схожу, а ты на шухере постоишь.

Доу владели небольшим дачным домиком в округе Placer, в живописном местечке на берегу горного озера Райтс-Лэйк. Это через Пласервилль все по той же 50-й дороге. Полдня Айван ломал голову, что бы такое придумать, да помог сын. В понедельник ему надо было отнести рисунки в летнюю школу, а он их как назло оставил на даче. Ну папочка и вызвался на ночь глядя съездить за ними, спасти сына от "Ф", то бишь от двойки. По пути заехал к Скотту. Из его кармана торчал злодейский инструмент sling notch - тонкая железяка, с помощью которой автомобильные воры вламываются в машины, открывая двери через щель, где опускается стекло. Правда, у дорогих машин еще есть сигнализация. На этот счет Феррари только беззаботно махнул рукой. Поехали, дело минутное. Нам же еще к тебе на дачу заезжать. Ну а если вдруг нагрянет шерифский патруль, то всегда сработает значок и удостоверение. В конце концов в сейфе лежит же дело об обмане ДНК-тестирования, а значит мы на официальном расследовании, хоть любые вещественные доказательства, добытые без санкции прокурора, не могут быть представлены в суде.

Доктор Лейден в эту ночь не дежурил. Land Rover стоял под навесом у его знаменитого дома. Не останавливаясь, друзья проехали выше на парковку отеля, но бросили машину так, чтобы на всякий случай ее номер не попал в гостиничные телекамеры. Затем Скотт подхватил фирменный кулек из "Голливуд-Видео", в котором лежало несколько видеокассет. Вид у него стал самый невинный - отдыхающий из отеля спустился вниз за киношкой. Айвану он поручил спрятаться под раскидистой сосной, что стояла через дорогу, прямо напротив дома доктора. Вот тебе простенькая одноканальная рация, дашь знать, если кто-нибудь будет подходить к дому или выходить из него. Даже из этой далекой засады Айвану было видно, как в кабине Land Rover мигает красный огонек противоугонной сигнализации. Скотт натягивает неопреновые перчатки и спокойно проходит под навес. Вспыхивает маленькая голубая искра, и сигнализация больше не мигает. Легкий шорох, в Land Rover открывается дверь, затем зажигается слабый огонек малюсенького фонарика, который Скотт держит в зубах. Липкая стерильная пленка ложится на подголовник водительского кресла, затем Скотт нагибается и что-то ищет в бардачке. Дверь тихонько прикрывается, все дело не заняло и минуты. Теперь ходу к нашей машине и вперед на дачу за детскими рисунками.

Оказывается сигнализацию Скотт вырубил самым варварским способом - просто шмальнул по корпусу электрошоковым пистолетом, где иголки на концах проводов заменены на специальные липучки из кондактивной резины. Конечно, получается порча имущества, без санкции дело не совсем законное. Ну а мы никому не скажем - доктор не обеднеет, а нам этот улов в суд не передавать, а лишь для внутренней убежденности. А улов простой - специальная липкая лента сняла с подголовника кучу волокон, среди которых обязательно будут волосы доктора Лейдена. Ну и до кучи Скотт прихватил из бардачка его гигиеническую губную помаду. Опять, вроде как кража собственности получается. Да и Айван выразил сомнение, вдруг этой помадой жена доктора пользовалась? В ответ Скотт только рассмеялся - где ты видел, чтобы таким дерьмом уважающая себя женщина губы мазала? Нет, это стопроцентно мужская помада от растрескивания губ на морозе и горном солнце. Смотри ж ты - холостяк, а разбирается! Может, потому что холостяк?

В понедельник Айван положил catch tape под здоровый стереомикроскоп. Так, этот волос без луковицы, не следует на него и внимания обращать, вот этот волос слишком длинный и имеет явную прокрашенную зону, сохранив естественный цвет только у корня - точно женский, наверное жены. Такое тоже обходим стороной. А вот этот вполне подойдет. И вот этот. И этот. Айван аккуратно собрал волосы и сунул их уже под другой микроскоп, называемый оптическим фиброкомпаратором. Теперь следует убедиться, что все волосы принадлежат одному человеку. Для тренированного глаза дело не хитрое, тут даже наука специальная есть, называется форенсик-трихология, узкий раздел медицинской криминалистики исключительно по морфологии волос. Теперь выберем волосинку с самой большой луковицей и отправим ее на ДНК-анализ. Туда же отправим и найденную в бардачке губную помаду. Срочность - самая последняя, ну это чтобы начальство не упрекнуло за нецелевой перегруз лаборатории. А теперь умоем ручки и подождем месячишко.

Наконец пришел результат: стопроцентное совпадение ДНК с материалом влагалищного мазка и спермы на трусах Джессики Шумейкер! Ее трахал тот, кто водит Land Rover доктора Лейдена и мажет в мороз губы его гигиенической помадой. И кто же это такой? Настал час поиграть в дурачка. Ух, как любят такую игру многие американские конторы, от безобидной охраны животных до всяких там агентств по борьбе с наркотиками. А игра суровая - в финале в дураках всегда оказывается подозреваемый, который на суде автоматом получает эту самую обструкцию правосудия, крайне отягчающее обстоятельство и дополнительный срок. На очередном утреннем совещании шеф Medical Deputy запросил слово и в порядке доведения новой информации по криминальным методам вкратце изложил историю. Правда пришлось прибрехать о методах изъятия биоматериала - не моргнув глазом, доктор соврал, что волосы и помада им взяты из мусора. В момент, когда американец выкатывает для сбора на дорогу мусорный контейнер, его личный мусор становится общественной собственностью, которую любое официальное лицо имеет полное право взять на исследование без прокурорской санкции. Правда, если без присутствия понятых, то все равно такое на суде не считают.

Положить конец первому в истории американской криминалистики случаю с обманом ДНК-тестирования вызвались многие. Криминалисты сцены преступления и судмедэксперты в данном случае технари, самостоятельно они не могут вести никаких дел, но с их мнением следователи обычно считаются. Поэтому вскоре доктор Доу сидел у себя в кабинете и мило беседовал с молодым ретивым человеком как раз из отдела борьбы с obstruction of justice - той самой обструкции правосудию. Вообще-то они там больше взятками да подлогами занимаются, и этот случай для них тоже пошел в экзотику. Просто начальство так рассудило - ну ведь глупо полностью раскрученный кейс спускать обратно в районную полицию. Дело наше, лавры их - нет уж, ребята, вы там это дело уже раз просрали, теперь к своему стыду, обтекайте!

Андрей Анатольевич Ломачинский