Партнеры

Счетчики








Per aspera ad terram

Шаттл благополучно вернулся на Землю - несмотря на трудности, которых после запуска обнаружилось неожиданно много. Когда 26 июля космический корабль с включенными двигателями появился на телеэкранах, все знали: это - заслуженный результат тридцатимесячной работы над ошибками, продолжение вполне достойной истории американских полетов в космос. И, в конце концов, национальный триумф. Не прошло и суток с момента взлета, как выяснилось, что с шаттлом далеко не все в порядке. И, что обиднее всего, слабым местом оказалось именно то, что так долго укрепляли после катастрофы челнока Columbia, удивляя обывателей (убежденных, что "бомба не падает дважды в одну воронку") затянувшимся ремонтом.

Проблемы с термоизоляцией обсуждали с того момента, когда после входа в атмосферу сгорел предыдущий челнок вместе с экипажем. За два с половиной года на усовершенствование космического корабля и его топливного бака были потрачено около полутора миллиардов долларов. Когда NASA сообщило о неполадках (на первый взгляд, напоминающих те, которые привели к последней аварии), многие поспешили заявить, что усилия космического ведомства, в общем, пропали впустую.

Успешное окончание четырнадцатидневного полета - не окончательный аргумент в споре со скептиками. Тем более, в NASA сделали достаточно для того, чтобы в поводах для нападок не было недостатка: инженеры серьезно усилили систему наблюдения и анализа, так что в "копилку неисправностей" попали и те, на которые обычно никто не обращал внимания. С другой стороны, создатели корабля все-таки выиграли: теперь, когда шаттл оказался на Земле, у них есть время и возможность не повторить ошибки при разработке челнока нового поколения. А "список упреков" - повод для появления новых технологий. Не менее перспективных, чем востребованные при создании самого шаттла.

Неприятные случайности - включая птицу, оказавшуюся на пути взлетающего шаттла, и не слишком удачную погоду на мысе Канаверал в день запланированной посадки - не способствовали тому, чтобы полет воспринимался как удачный. В Роскосмосе, например, начали рассуждать об аварийной эвакуации космонавтов российскими кораблями "Союз"(которая должна была занять около года), и о том, чтобы, когда запуски шаттлов снова запретят, перевести сотрудничество с NASA в "сугубо коммерческое" русло. Тем временем в NASA сочли возможным остыковать корабль от МКС и отправить на Землю - почти в срок.

Приземление космического аппарата всегда считалось более сложной, чем запуск, процедурой. На это обращал внимание еще Вернер фон Браун, автор и главный конструктор "Фау-2" - общего прототипа советских и американских космических ракет. Главная проблема связана с присутствием людей внутри - необходимо, чтобы аппарат не перегревался. Борьба с "лишним теплом" долго была головной болью для инженеров - и к моменту появления шаттлов у них оставался выбор между двумя вариантами, позволяющими искусственному телу не сгореть и не раскалиться в плотных слоях атмосферы.

Первый испробовали в самом успешном американском космическом проекте. Носовая часть кораблей Apollo, побывавших на Луне, была покрыта защитной оболочкой из особого материала, который при нагревании испарялся, причем вместе с газом рассеивался избыток тепла. Создатели первого многоразового корабля отказались от этой идеи - когда шаттл только проектировался, считалось, что вскоре после возвращения он должен быть готов к повторному полету, а восстановление испарившейся детали потребовало бы дополнительного времени.

Поверхность челноков состоит из жестких плиток, которые обладают сверхнизкой теплопроводностью, а за ними распожены более чувствительные к высоким температурам материалы. Конструкция оказалась легкой и удобной, а вместе с тем - весьма уязвимой. Сверхлегкий материал покрытия не готов к столкновению даже с мелкими частицами космического мусора - к такому выводу пришла комиссия по расследованию последней аварии, а взлет Discovery подтвердил это еще раз. Две плитки были повреждены, но от их ремонта на орбите - широко разрекламированной перед полетом меры - почему-то отказались. Вместо этого астронавту Робинсону поручили вручную затолкать в щели между другими термоплитками выбившуюся оттуда ткань - и успех операции расценили как залог благополучного возвращения корабля на Землю.

Однако не вполне логичную (с "земной" точки зрения) последовательность действий, возможно, не стоило объяснять растерянностью центра управления полетами. Параллельно на Земле провели несколько аэродинамических испытаний, и устойчивость отклонившихся деталей во время предстоящего возвращения оценили как удовлетворительную, несмотря на внешнее сходство ситуации с той, которая привела в феврале 2003 года к гибели шаттла Columbia. Напротив, выступы ткани в зазоре между плитками сочли "критической неисправностью", о чем многозначительно высказался Вэйн Хейл, руководитель программы полетов космических челноков. "Могут случиться неприятности", - сообщил он.

Ремонт на орбите стал первым подобным экспериментом. Кроме очевидного смысла - обеспечить безопасное приземление сейчас, это еще и прообраз более сложных операций, потребность в которых может вскоре ощутить американская космонавтика. Программа, два года назад провозглашенная президентом США, включает пилотируемые полеты как на Луну, так и на другие планеты, что, как показывает опыт использования шаттлов, едва ли будет проходить абсолютно гладко. Следовательно, "лечение" пилотируемых аппаратов в космосе практически неизбежно.

Последняя задача, кстати, предполагает создание замены шаттлам, непохожей на них. Тяжелые и неустойчивые, челноки "старого поколения" не способны покинуть земную орбиту - и даже путешествия на небольшие расстояния оказываются сопряжены с чрезмерными сложностями. Шаттл, вероятно, останется в истории в качестве успешного замысла, на ошибках в осуществлении которого можно многому научиться.